Диалектный рисунок яранской речи

«Поди, буде, подсоблю маненько. Устряпаюсь да на мосту смою. По-за упечи тенёта. Ак вычишу. Да силькам одёнки от щербы выплесну. Гли-ко, ухайдакалась».

Подобный монолог ещё можно услышать в яранской глубинке. Особенность его — специфический диалектный рисунок, возникший из-за отклонения от литературных норм. Диалект (греч.) — «наречие», разновидность языка, который употребляется как средство общения между людьми, связанными между собой одной территорией, одной культурой.

Русский философ Иван Александрович Ильин утверждал, что культура народа не почётное кладбище, не музей его лучших свершений — «она живёт и творится, и в нас, связанных со своею родиной любовью, молитвою и творчеством; она живёт незримо в каждом из нас, и каждый из нас то бережёт и творит её в себе, то пренебрегает ею и запускает её». Традиции культуры наших предков проявляются в разных аспектах жизни, но особенно ярко они выражены в его языке.

Необходимо признать: язык эпохи НТР подавил оригинальность и свежесть самобытной речи. К сожалению, местный колорит исчезает в современных условиях. Некоторые слова можно услышать только в речи пожилых людей и жителей отдалённых деревень. Есть мнение, что употребление диалектных слов является признаком невежества, забитости жителей провинции, торможением цивилизации.

Но мы сталкиваемся с интересным явлением: яраничи с удовольствием и неким озорством «сыплют» словечками из местного говора, игнорируя общепринятые мнения. «Не смогаю со стадёнками» слышится от бабушки. Молодая женщина с удовольствием и иронией, смакуя каждое слово, обращается к подруге «ада буди, а то уду». Юный яранич просит «жевачку» у друга или бросает на ходу с чувством превосходства «да со щё хоть». Что же привлекает людей в исчезающем местном говоре? Почему, несмотря на мощное вливание языка эпохи НТР в нашу жизнь, интерес к ограниченным в употреблении словам усиливается? Эти вопросы стали для нас проблемными.

Учитывая это, мы выдвинули гипотезу: если люди используют в своей речи диалектные слова, то этот факт может свидетельствовать о любви людей к самобытной культуре и желании её сохранить. Данную гипотезу нам предстояло подтвердить либо опровергнуть.

Поэтому местный говор стал объектом исследования, а диалект с его особенностью и неповторимостью — предметом нашего исследования. В процессе работы мы убедились в актуальности этой темы в связи с возрастающим интересом к диалектной речи не только вятских писателей, но и всех, кому небезразлична самобытная вятская культура.

Как отмечалось выше, с течением времени местный говор утрачивается, а между тем интерес к этому лингвистическому явлению усиливается. Учитывая данную проблему, мы ставим основную цель: исследование лингвистических особенностей, присущих говору жителей Яранского района.

Новизна работы заключается в том, что исследование грамматических и лексических особенностей, присущих местному яранскому говору, и систематизация особенностей говора выполнена на основе личных наблюдений и бесед с жителями Яранского района.

Разговор
Материалы для исследования собирали в многодневном походе по Яранскому району.
Маша Карпова и Л.Л. Смирнова беседуют с З.И. Головиной (село Сердеж, 6 мая 2011 года).

Фонетические, грамматические особенности местного говора

В процессе работы мы столкнулись с такой трудностью: иногда сложно бывает разграничить просторечные выражения, стилистически сниженную лексику и присущие Яранску слова. На первый взгляд может показаться, что в диалекте допустимо сказать что угодно, что говор — это искажённый язык. На самом деле местный язык, как и вообще любой говор, представляет собой стройную систему.

Каковы же специфические особенности яранского говора?

Отличительной чертой говора является заударное ёканье, т.е. произношение на месте [э] (орфогр. е) звука [о] [лёщ] (ударные гласные выделены КУРСИВОМ И ПРОПИСНЫМИ буквами):

В говоре наблюдаем «чоканье» и «цоканье», смешение [ч] и [ц]: [мельнича], [цетверо]

Глаголы с основой на [к], [г] при спряжении сохраняют их во всех лицах: [могу, могош, могот].

Употребление глаголов с суффиксом -ти: [мыти], [спати], [знати]. глаголов с основою на [к], [г] и суффиксом -чи: [пекчи], [берекчи],

Самая характерная особенность синтаксиса говора — употребление частиц -то, -та, -ту, -те [палкой-то]; союзов буди-, али-, ли-ли- [айда буди] [да чо ли] [ли как ли]

В роли сказуемого в говоре употребляется часто деепричастие на мши: [он выпимши], [поемши]

Изредка встречается употребление вместе с числительным слова раз: [парень-то три раз ранен].

Употребление предлогов: по вместо за [по грибы, по ягоды], с вместо из [c Кирова приехала], двойные предлоги: по-за, по-над, по-под: [по-за упечь].

Изменение морфемного состава [сгонила] согнала.

Лексика и фразеология

При исследовании местной речи, помимо грамматических диалектизмов, мы выделили диалекты лексические. Это слова, позволяющие судить о быте, культуре, поведении жителей. Мы сгруппировали собранные слова по темам: «Обиход», «Дом», «Человек», «Огород», «Еда», «Вещи». (Приложение 1).

При этом основными методами работы, безусловно, явились живые диалоги с местными жителями. К сбору краеведческого материала мы привлекали одноклассников, родственников, знакомых.

Мы наблюдали за речью людей, окружающих нас, записывали слова, редко встречающиеся в современной речи, составляли словарь, анализируя лингвистический материал. Например, мы выяснили интересный факт: суп в разных деревнях называют по-разному: «хлёбово» — в Дёмине, «варево» — в Пиштани, «ушой» (суп из требухи) — в Бакалде.

В разделе «Человек» мы выделили отдельно слова, называющие детей и передающие разнообразную палитру настроения говорящего:

В основу раздела «Дом» положен материал, собранный в д. Дёмино учеником 9 класса Бабушкиным Максимом. По нашей просьбе он записывал слова и выражения своей бабушки Свистуновой Анны Михайловны (1934 г.р.) (Приложение 2).

Знакомясь с материалами краеведческого музея, мы нашли интересные фразеологизмы, которым попытались дать объяснения, например:

Для сбора информации по диалектным словам мы использовали активные формы туристско-краеведческой деятельности.

В поход по маршруту г. Яранск — д. Пиштань — д. Огнётово — с. Никола — д. Савичи — д. Пушкино — с. Сердеж — д. Мари-Ушем — д. Банново — с. Высоково — г. Яранск в составе туристско-краеведческой группы под руководством Л.Л. Смирновой отправилась ученица 10 «Б» класса Мария Карпова.

Сбор краеведческого материала она вела во время опроса респондентов по основной теме: слушала собеседника и записывала необычные слова, уточняя их значение. (Приложение 4).

Словарь пополнился такими, например, словами: тошнотики–лепёшки из гнилой картошки, сбирали — попрошайничали (Крашенинников Виктор Ильич, с. Никола); опекуны — грибы, похожие на грузди (Соловьёва Зоя Ивановна с. Никола).

Мы выяснили, что в каждой деревне существовала своя речевая среда. Например, в с.Никола нам встретилось слово «нагишом», в д. Винокурово говорят «голяком».

Во многих деревнях жители были все почти родственниками и имели две–три фамилии. Чтобы отличать соседей, женщин звали по именам мужей, детей — по имени матери:

Частушки

Во время бесед с жителями района мы записывали частушки. Эти короткие шуточные песенки изобилуют словами и выражениями, присущими местному говору. Главная тема частушек — тема любви. Частушки пелись на посиделках, вечерках, беседах. Глубокий смысл частушек — это логика переживания, психологическая реакция героя или героини на события. Под частушки плясали «топотуху» (пляска с характерным притопом).

Ох, какая ты баская,
Наглядеться не могу,
Моё сердце колошматит,
Пойду маненько отдохну.

Записано со слов
Нины Михайловны Колчиной
(д. Дворяне).

Излюбленным приёмом частушки является диалог:

— Отчего в печи не жарко?
— Мать сметану пролила.
— Отчего дружка не жалко?
— Я другого нажила.

Сядем, миленький, побаем,
Редьки с квасом похлебаем,
Друг на дружку поглядим —
Будто пряники едим.

У меня милёнок хитер —
На козле уехал в Питер.
А я маху не дала —
На ухвате догнала.

Записано со слов
Максимовой Лидии Ивановны
(1947 г.р.), д. Першино.

Использование местного говора в современной литературе

Известно, что диалектные слова используются писателями в художественных произведениях для создания речевой характеристики героев.

Необыкновенно ярко представлен яранский говор в произведении С. Шелепова «Подкова для чудака», М. — Петербург, 2009. (Приложение 5).

В названиях Малая Отшатня и Большая Отшатня угадываются названия яранских деревень Малая Пиштань и Большая Пиштань. А речь одного из героев, деда Шмырди, пересыпана сочными словечками: «…болезнь так измордовала», «что посля с им было», «ухайдакали в Еринце (Яранске) изверстников (продразвёрстку)».

Автор упоминает известную в своё время в Яранске площадь Обжорку (С. Шелепов, роман «Подкова для чудака», 122 с.). Мы находим слова, достаточно распространённые в местном говоре:

Выражение «мокрый, как грек» поясняется в романе автором: на окраине города прилепился на склоне кабак. «Весной склон не только грязен. Вода по нему сочится из земли, будто из банного мочала выжатая. Пьяные в грязи вываляются, в воде измочатся — «греки» да и только. В Яранске даже поговорка такая есть — «мокрый, как грек» (С.Шелепов, роман «Подкова для чудака»,144 с.)

Чтобы показать роль диалектных слов в создании образа одного из героев книги, мы решили провести лингвистический эксперимент, суть которого заключалась в следующем.

Мы выбрали один из диалогов, прочитали его слушателям и предложили пересказать отрывок, используя нейтральную лексику.

Диалог

(С. Шелепов «Подкова для чудака», 129 с.).

— Ох! Хорош у тя табачок-от. Лучче, поди-ко, и не быват?

— Ну чё, накурился?

— Ой, как назобался-то. До самых пят пробрало. Хорош у тя табачок-то. Сам выращиваешь самосад эдакий, али как?

— Али как.

Пересказ с использованием нейтральной лексики

— Хороший у тебя табачок. Лучше, наверное, не бывает?

— Накурился?

— Да, накурился. Очень хорошо. Ты сам выращиваешь такой табак?

(Для выражения «али как» в нейтральной лексике синоним не обнаружился).

Что произошло? В результате сухого, невыразительного пересказа язык утратил свою оригинальность.

Данный лингвистический эксперимент убеждает нас в том, что именно местный говор создаёт особый колорит и придаёт неповторимую выразительность произведению.

Достаточно сказать, что диалог автор ведёт с героем, которого называет «образина».

Диалектам жить

Основная цель работы — исследование устной речи местных жителей, сбор и анализ слова и выражения — достигнута. И достижению основной цели способствовало решение поставленных задач.

Сопоставив слова местного говора с публикациями о вятском говоре, с материалами, размещёнными на сайте ВЯТСКИЙ ГОВОР / Городские диалекты [ActualForum], мы сделали вывод: в Яранске встречаются слова, приведённые в публикациях и на форуме, что характерно для местного говора как вятского, севернорусского по своей природе.

Нечёткость произношения, вялость языка, о которых говорил В.И. Даль, — также яркая особенность, присущая яранскому говору.

Нам удалось собрать словарик местных диалектизмов и проанализировать использование их в книге писателя С. Шелепова «Подкова для чудака».

Все материалы мы систематизировали по темам.

В походе по Яранскому району мы записали 25 слов, услышанных от местных жителей.

Проделанная работа позволила сделать вывод: достаточно частое употребление сохранившихся диалектных слов в речи местных жителей красноречиво говорит о том, что язык живёт своей жизнью, неразрывно связанной с историей народа, его бытом и национальной культурой.

Если раньше диалекты считались признаком отсталости, пережитком прошлого, то сейчас эпоха беспамятства миновала. Интерес к этому лингвистическому явлению необычайно высок. Употребление диалектных слов в речи, устной и письменной, — не признак косности и отсталости носителей их, а яркое проявление уважения к родной культуре, родному языку, желание сохранить красоту и неповторимость его. Таким образом, выдвинутая выше гипотеза нашла своё подтверждение.

Считаем, что работа по изучению местного говора является своевременной, нужной, благотворной и перспективной, т.к. изучение местного говора не только позволяет прикоснуться к истории, культуре родного края, но и открывает широкие перспективы для творчества.

Нас чрезвычайно заинтересовала версия лингвиста Б.А. Ларина, утверждавшего, что яранский говор испытал сильнейшее влияние финно-угорской культуры. Этот факт позволяет продолжить исследование и выяснить степень влияния соседствующих языков на местный говор.

Данная работа может быть использована другими педагогами на классных часах, на уроках истории, краеведения, русского языка.

Анастасия ГОЛОВИНА, ученица 9 класса,
Мария КАРПОВА, ученица 11 класса
государственной школы (бывш. № 1).
Учитель–консультант: Л.В. ВАГАНОВА.

Список литературы

  1. Бердинских В. История вятской деревни: книга для чтения в 9–10 классах — Киров: Триада плюс, 2008
  2. Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка» М.: Русский язык, 1978
  3. Энциклопедия земли Вятской. Т. 8. Этнография, фольклор. Киров, 1998, 638 с.
  4. Васнецов Н.М.. Материалы для объяснительного областного словаря вятского говора. Вятка, 1907. Киров, 1995.
  5. Долгушев В.Г. Собиратели вятских слов: пос. По курсу «Лингвистическое краеведение». — ВятГГУ, 2009. — 147с.
  6. Шелепов С. роман «Подкова для чудака». Изд-во «Летний сад», 2009. — 238 с.: Москва — Петербург.

Приложение 1. Слова, записанные в процессе работы по теме исследования

Обиход

Аванец — аванс
Баить — говорить
Беремя — охапка
Вёдро — хорошая погода
Восеть — недавно
Гоношиться — готовиться
Давеча — некоторое время назад
Ерепенится — не соглашается
Зобать — курить
Изверюхал — смял
Имям — им
Изурочил — сглазил
Измараковался — недовольный
Копоть — пыль
Наманила — поманила
Нема — нет
Не смогаю — болею
Несподручно — неудобно
Не яглиться — не торопится
Однова — однажды
Опосля — после
Околевать — замерзать, умирать
Окусить — укусить
Пеша — пешком
Подсобить — помочь
Пособлять — помогать
Склизко — скользко
Скоко — сколько
Сугрев — обогрев
Талдычить — повторять
Теперича — теперь
Уповод — с раннего утра до позднего времени
Усь — удивление
Утолочь — утоптать
Центрамон — цитрамон (лекарство)
Ходко — быстро
Ухайдакать — испортить
Шибко — сильно
Шваркнуться — упасть
Энтот — этот

Человек

Баушка — бабушка
Брыла — губа
Баской — красивый
Заперстье — запястье
Кереметь — нелюдимый
Кулёма — плохо одетый
Куковяка — уродливый
Малахольный — ненормальный
Праской — правильный
Простодырый — доверчивый
Рукосуй — неумелый
Симпотка — ухажёрка
Суседи — соседи
Тутняя — здешняя
Хахалки — скатанная кожа

Дети

Ахиды — непослушные
Вражина — плохой
Дитятко
Ербеза
Матушонок — ангелёнок
Отряхолок — плохой
Стадёнки — стадо
Ушлёпок — никуда не годный
Шалаболка — болтун
Шалопутный — неумный

Приложение 2. Слова, записанные со слов Свистуновой Анны Михайловны (1934 г.р.), д. Першино

Дом

Воротца — калитка
Изба — дом
Клеть — подсобное помещение
Мост — сени
Причумок — веранда
Подловка — чердак
Середь — кухня
Скудельница — горшок
Тенето — паутина
Упечь — кухня
Ходики — часы

Огород

Былица — травинка
Засадиха — черёмуха
Заплот — забор
Княжица — красная смородина
Назём — навоз
Осырок — участок земли
Огумно — земля за домом
Поветь — навес
Творило — дверь

Вещи

Манатки — вещи (пренебрежительное)
Оболочка — верхняя одежда
Оболокаться — одеваться
Одёжа — одежда
Плат — платок
Товар — купленная вещь
Тяжелко — пальто
Узг — кончик платка
Обутки — обувь
Опорки — штаны
Зипун — верхняя одежда
Падережки — варежки

Пища

Варево — обед
Гряздок — пучок лука
Похлёбка — суп
Исть — есть
Набуздыряться — напиться
Опичужить — съесть
Одёнки — остатки
Толчёнка — картофельное пюре
Ушной — суп из требухи
Хлёбово — суп
Читок — стопка вод
Чекушка — четушка
Щерба — уха

Церковная лексика

Слова, услышанные в Троицкой и Успенской церквах г. Яранска

Ердань — прорубь для окунания в Крещение
Кокушко (кокышко) — яичко
Кока (крёстна) — крёстная мать
Обудёнка — исповедь и причастие в один день
Паска — пасха
Помётка — список имён для поминовения
Свечушка
Тяблышко — подставка для икон
Церква — церковь

Приложение 3. Фразеологизмы

Некошной надавал — о плохом поступке
Месту рада — об усталости
Встать на перстики — встать на кончики пальцев
Можжат кости — болезненность
Набо молить тёлочку — умилостивить Бога
Лёпай пуще — говорить вздор
Лихоманка схватила — началась болезнь
Ломать стол — выйти не пообедав
Лукнул камешек — разбросал
Гнёт мерек — неприятности
Морить гостей — томить
Мотасать отцовское имение — расточить
Пошла мотасаться — разгуляться
Набаять на девку — оклеветать
Стать ядрёной — выздороветь
Опять занючил — заплакал
Справить одёжу — купить одежду
Околачиваться возле избы — быть рядом с домом
Всю душу вымотал — измучил
Натискаться в доску — напиться
Лешак надери — выражение недовольства

Приложение 4. Диалектные слова, собранные в походе

Нина Михайловна Колчина (год рождения 1942), тел.:+7 912 822 29 33, д. Дворяне

Частушка

Ох, какая ты баская,
Наглядеться не могу,
Моё сердце колошматит —
Пойду маненько отдохну.
  1. Баско — красиво
  2. Золовка — сестра мужа
  3. Седёлка — седло
  4. Киянка — деревянный молоток
  5. Фуганок — рубанок

Статья «Сказ о гончаре» (в газете Отечество 7 августа 2010 года)

Лебедева Любовь Петровна (1936 год), д. Токтаи

  1. Косарь — нож
  2. Черень — палка
  3. Обрадели — обрадовались

Крашенинников Виктор Ильич (1934 год), тел.: 77-1-21, с.Никола

  1. Тошнотики — лепешки из гнилой картошки
  2. Морешки — почки ели
  3. Сбирали — попрошайничали

Соловьёва Зоя Ивановна (1932 год), с. Никола

  1. Опекуны — грибы, похожие на грузди, но рыжие

Вершова Антонина Спиридоновна (1933 год), тел.: 71-1-99, с.Никола

  1. Нагишом — голый
  2. Набедокурить — что-то неправильно сделать

Ушакова Александра Ивановна (1930 год), д. Вилюнур

  1. Кумушек — клевер
  2. Вокурат — в это время (на фото: я — слева, Саша — справа)

Лохматова Любовь Васильевна (1929 год), д. Савичи

  1. Имям — им
  2. Потифон — музыкальный центр

Смирнова Галина Алексеевна (1937 год), д. Пушкино

  1. Турнепс — как свёкла, но белый

Митрофанова Евдокия Григорьевна (1925 год), д. Пушкино

Частушка.

Митрофанова Евдокия —
Лучший мастер на селе.
С каждой лишней сжатой сотки
Бьёт фашиста по спине.
  1. В дом приняла — замуж вышла, и муж стал в её доме жить.

Жирова Алевтина Васильевна (1939 год), с. Сердеж

  1. Лущили — ели, кушали,
  2. Словили — поймали, нашли спрятавшегося

Старыгина Лидия Ивановна (1931 год)

  1. Обихаживали — чистили

Головина Зоя Ивановна (1936 год), с. Сердеж

  1. Татарка — съедобная трава

Приложение 5. Слова и выражения местного говора, использованные С. Шелеповым в романе «Подкова для чудака» (Изд-во «Летний сад», 2009. — 238 с.: Москва–Петербург).

кочевряжиться5 с.
талдычу6 с.
очишшу, ташшишь    6 с.
ухайдакать13.
хляшши85 с.
значица107 с.
аванец6 с.
путнюю6 с.
опёнки6 с.
баушка7 с.
мечисся115 с.
пособи115 с.
от родителёв8 с.
жарёха40 с.
последнего сорту9 с.
сбрендил10 с.
простодыры44 с.
малированная74 с.
суседи113 с.
у тя113 с.
чё, тода13 с.
ахидьё33 с.
закемарил40 с.
сёдня117с.
имям121 с.